Советская неподцензурная поэзия — уникальное явление, определившее облик новейшей русской поэзии.


И пока филологи и литературоведы осмысляют и теоретизируют историю литературы, её живые участники — невольные объекты изучения — делятся неоценимыми воспоминаниями, личными впечатлениями и оценками, а зачастую и неопубликованными или забытыми строками из истории русской литературы.

16 ноября в 19:00 приглашаем на вечер «Перед книгой», в рамках которого будут представлены рукописи книги «Система координат. Открытые лекции по русской литературе 1950–2000-х: Филологическая школа. Группа Черткова. Лианозовская школа». В сборник собраны материалы лекций, проведенных в 2012—2018 гг., посвященных истории этих важнейших неофициальных литературных групп послевоенного времени. Лекции прочитаны живыми участниками этих объединений, прокомментированы филологами, критиками.

Встречаемся в Доме Ростовых (АСПИ), ул. Поварская, д. 52/55. Вход свободный!

А пока расскажем чуть подробнее о каждой из групп
⬇⬇⬇

«ФИЛОЛОГИЧЕСКАЯ ШКОЛА»
Основателями группы были Михаил Красильников и Юрий Михайлов. Подобно парижским ситуационистам, они организовывали своего рода «футуристические демонстрации». В своих мемуарах Лев Лосев, также входивший в этот кружок, вспоминает:
«Несколько восемнадцатилетних первокурсников – Эдуард Кондратов, Михаил Красильников, Юрий Михайлов и еще двое-трое, наряженные в сапоги и рубахи навыпуск, 1 декабря 1951 года пришли в университет и, усевшись на пол в кружок в перерыве между лекциями, хлебали квасную тюрю из общей миски деревянными ложками, распевая подходящие к случаю стихи Хлебникова и как бы осуществляя панславянскую хлебниковскую утопию»__
Но это, скорее, предыстория. История начинается в 1954 году, когда в университет поступили Владимир Уфлянд, Михаил Еремин, Леонид Виноградов, Сергей Кулле и Лев Лифшиц (Лосев). Вместе с Александром Кондратовым, примкнувшим к ним позднее, эти люди образовали неформаль­ную литературную группу, которую спустя много лет назвали «филологи­ческой школой». Несмотря на отсутствие программы и очень разные стихи, участников этой школы объеди­няли стремление стать частью не советской (они жили и писали так, будто Советского государства не существовало), но мировой культуры и взгляд на привычную реальность под непривычным углом.

«ЛИАНОЗОВСКАЯ ШКОЛА»
Образовалось это объединение из спонтанных встреч у художника Оскара Рабина, которому выделили комнату в бывшем лагерном бараке на станции Лианозово. В постоянный круг лианозовцев входили поэты Игорь Холин, Генрих Сапгир, Ян Сатуновский и «барачный дед» Евгений Кропивницкий — самый старший участник группы, родившийся еще в конце XIX века и ставший для многих учителем.
Вот что пишет сам Рабин в своей «Книге воспоминаний» :
«…В каком-то объявлении я прочел, что в Доме пионеров открывается живописная студия. Пошел туда. Узнал, что студией руководит Евгений Леонидович Кропивницкий и что записалось туда всего три ученика. Столько же записалось и в поэтическую секцию, которой руководил тоже Евгений Леонидович. Евгений Леонидович был прирожденным учителем. В условиях советской власти он учил свободе от всяческих схем и догм. В его доме не чувствовалось гнета времени, дышалось легко и свободно»
По словам поэта Всеволода Некрасова, возникшая позже из этого небольшого круга близких по духу людей «Лианозовская группа» «была и не группа, не манифест, а дело житейское, конкретное. Хоть и объединяло авторов в конечном счете в чем-то сходных…»

«КРУГ ЧЕРТКОВА»
Эта группа (или «Поэты мансарды», как их еще называли) образовалась в 1953. Ключевыми фигурами были её харизматический лидер Леонид Чертков, Станислав Красовицкий и Галина Андреева, хозяйка «Монмартрской мансарды» — квартиры, где собиралась группа.
Вот что рассказывает о круге один из его участников, поэт Валентин Хромов:
«Группа Черткова» — она чем отличалась: там были высшего класса интеллектуалы, эрудиты все невероятные. Взять любого человека, вот Андрей Сергеев — поэт и переводчик, считается, лучший переводчик современной англо-американской поэзии. Там было известных в узких кругах поэтов человек пять крупных, а другие — менее известные или вообще не поэты. Допустим, был такой постоянный посетитель всех вечеров Галины Андреевой Борис Стрельцов — доктор наук, профессор Плехановки. При чем здесь поэзия, вы спросите? Приходит однажды Чертков. «Ура! — кричит, — сделал невероятное открытие, обнаружил в архиве неизвестные стихотворения Константина Николаевича Батюшкова. С рисунками его же, рука его, смотри, настоящий почерк Батюшкова».
Не выступая со специальными манифестами, авторы группы Черткова значительно расходились в своей поэтике; их объединял, прежде всего, принципиальный интерес к эстетической стороне поэзии, приводивший к противостоянию с официальной как «соцреалистической», так и «оттепельной» поэзией, нацеленной скорее на социальное измерение литературы. Группа распалась в 1957 году после ареста и осуждения Леонида Черткова за антисоветскую агитацию и пропаганду.

Советская неподцензурная поэзия — уникальное явление, определившее облик новейшей русской поэзии.


Понравилось? Не забудьте расшарить!

186
186 понравилось

0 Комментариев

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Leave the field below empty!

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*

Leave the field below empty!

Генерация пароля
Send this to a friend