На стоянку Ночного автобуса позвал один из компаньонов — вместе выпивали у приёмки металла.


Неподалеку, на Сортировочной, останавливался автобус. Вместе с приятелями Женя отправился за едой и чаем, чтобы согреться. «Я увидел это всё и подумал, если они нас так вкусно кормят, то как же они сами, должно быть, жрут? Откуда это берут всё?» Разозлился и решил вывести людей, которые звали себя волонтёрами, на чистую воду. С того вечера первого знакомства Жени с Ночлежкой и Ночным автобусом прошло 15 лет, он до сих пор бывает на стоянках, но теперь в другой роли: как волонтёр, равный консультант, человек, который смог выбраться.

— Оно и сейчас так: процентов девяносто сперва не верят, что так бывает, что это бескорыстно.
— А когда ты сам начал верить?
— Я, помню, перебрался жить в заброшенную баню на Курской, приходил поменять какие-то тряпки в Ночлежку, а у Валентины Марьяновны [ex-соцработника Ночлежки] можно было выпросить очки. Это моя особенность индивидуальная — мне очки очень нужны. Видел, что никто с меня за это ничего не просит. Удивлялся. А вторым переломным моментом стала такая история. Грише [ex-директору Ночлежки] один из моих тогдашних приятелей пробил колёса. Не просто так, а из-за того что запретили нас кормить прямо на Боровой. Запретили по делу: мы там устраивали непонятно что, ну, нас и попросили. И вот один из нашей компании пошёл и порезал колёса в знак протеста. Не знаю, что-то во мне пошевелилось, и когда я увидел Гришу в машине, подошёл, постучал в стекло, тот открыл, и я извинился. Это не я резал, но почувствовал, как будто я. Как будто тот, кто резал, выражался и от моего лица. А я этого не хотел. Гриша тогда удивился, конечно: стоит такой бородатый непонятно кто, извиняется. Но что-то тогда повернулось иначе.

Несколько лет спустя Женя попал в больницу. Лежал там три месяца. Соседи по палате сменялись, а он оставался. Болел тяжело, нужны были антибиотики, которых в больнице на тот момент не было. Медсестра сказала звонить родным, просить, чтобы нашли лекарство, иначе не выкарабкаться. Женя вспомнил номер и позвонил в Ночлежку.

— Помню, что какая-то женщина привозила мне лекарства. А я в ответ гривой кивал благодарно. Я теперь вижу как на стоянках так же кивают. Не всегда это искренне, но это и неважно. Я лежал в больнице и думал: надо же, я тут и покалываюсь время от времени, и вообще, а какая-то женщина ездит и антибиотики для меня привозит.

Позже Женя оказался в Приюте, попал на сопровождение, срывался, возвращался. Стал ходить на встречи Анонимных, начал двенадцатишаговую программу.

— А как ты попал в автобус как волонтёр?
— Я не собирался на самом деле. Пропала знакомая девочка, и мы с Игорем [ex-водителем Ночного автобуса] отправились её искать по стоянкам, спрашивать, может, кто-то видел. Девочку так и не нашли, но в одном из разговоров человек откликнулся, стал спрашивать, что да как, куда обращаться. И я понял, что это нужная работа, разговаривать с другими бездомными, делиться опытом своим.

С тех пор в Ночном автобусе каждую неделю есть рейс, в который отправляются люди из сообщества Анонимных алкоголиков и наркоманов – раздают еду, отвечают на вопросы, завязывают знакомства.

— А удалось тебе кого-то вытащить тем же путем, который ты сам прошёл?
— Да, конечно. Вот Антон, он сейчас айтишник. Он и срывался, и из Дома на полдороги его выгоняли, но он справляется. А когда-то стоял в Лигово в сторонке с подбитым глазом. Я его спросил тогда, мол, ты чего не ешь, обижаешься на всех? Да не, говорит, я просто не такой как они. Сейчас всё в порядке у него. Не все, кто выбрался, готовы вспоминать или делиться, что с ними было. Но человек 20-25 за эти годы я вытащил.

Кроме стоянок Женя приходит в Пункты обогрева, шутит, что там больше времени на демагогию, что людям проще разговаривать — времени больше, чем у Ночного автобуса, а рот не занят кашей. С недавних пор Женя осваивается в роли волонтера-водителя Ночного автобуса — подхватывает рейс, когда нужно подменить Костю, постоянного водителя. Говорит, страшновато водить большую машину, но привыкает. В собственном автопарке Жени — три легковых автомобиля, необходимые для работы. У него свой бизнес — компания, которая занимается уничтожением насекомых, грызунов и запахов. Среди сотрудников — бывшие бездомные люди, в том числе те, с кем удалось познакомиться на стоянках Ночного автобуса.

— Даже если вытащить получится одного из тысячи, надо вытаскивать.

Сам Женя на момент нашего разговора сохраняет трезвость 8 лет.

На стоянку Ночного автобуса  позвал один из компаньонов — вместе выпивали у приёмки металла.

Первоисточник


Понравилось? Не забудьте расшарить!

173
173 понравилось

0 Комментариев

Ваш адрес email не будет опубликован.

Leave the field below empty!

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
*

Leave the field below empty!

Генерация пароля
Send this to a friend