Московская информационная соцсеть - МОСКВИЧИ . В 2022 году Moskvichi.net посетили свыше 1 млн. 200 тыс. человек.

которая была женой Федора Сологуба


Пример HTML-страницы

Сплетня:

Встреча с ней подарила Федору Сологубу 10 лет счастья, Анастасия Чеботаревская стала для него главной женщиной его жизни и ангелом-хранителем.

Они называли друг друга «Малим» и «Малимочка» — сказочные, символические имена, не означавшие ничего, кроме безграничной взаимной любви. Два странных человека — угрюмый Федор Сологуб и Анастасия Чеботаревская, страдающая биполярным расстройством, — чудесным образом нашли друг друга и обрели мир и любовь.

«Счастье — мелочь: все дело в том, чтобы чувствовать себя достойным счастья», — пишет Сологуб в начале их знакомства. Что ж, никто не мог предположить, что их жизнь, такая счастливая и безмятежная, продлится чуть меньше десяти лет. Однажды Сологуб во время ссоры спросил жену: «За что ты меня полюбила?» Чеботаревская ответила: «Знаем ли мы что-нибудь об этом? Мы как слепые бабочки».

«…Зеленая лампа отбрасывает тусклый круг на стол, покрытый пестрой клеенкой. Книги и рукописи аккуратно разложены на столе. Тут же вязание Анастасии Николаевны. Одна игла вводится в шерсть, другая лежит сбоку. Поэтому она ушла от него в тот вечер. Так оно и осталось. Сологуб читает стихи. Лицо у него обычное, камнелюбивое, старчески-спокойное. И голос такой же, как всегда, без теней, тоже “каменный”.
… Однажды я задержался. Горничная (та самая, которая спрашивала, когда вернется хозяйка) пришла накрывать на стол.
— Может быть, вы со мной пообедаете, — предложил Сологуб. – Маша, поставь третий аппарат.
Я отказался от ужина, но, должно быть, плохо скрыл свое удивление – для кого второй аппарат, если мне поставили третий? Должно быть, это удивление как-то подействовало на меня.
И каменно-грациозно объяснил Сологуб: «Это устройство для Анастасии Николаевны».

(Из воспоминаний поэта Георгия Иванова “Петербургские зимы”).

В то, что Анастасия Николаевна Чеботаревская, его жена, не вернется, Федор Кузьмич Сологуб не хотел верить. Он ждал ее – каждый день, в течение шести месяцев, и не изменил своим привычкам. Я шел по холодному, ветреному Петрограду. В то же время он пообедал и потребовал, чтобы стол был накрыт на двоих. Ведь Настенька вот-вот войдет в дом и объяснит, откуда она так долго пропадала. Сологуб даже дал объявление в газету, где обещал большое вознаграждение тому, кто найдет его жену.

Снова и снова он пересказывал события того сентябрьского дня 1921 года: он вышел ненадолго в аптеку, Анастасия Николаевна быстро собралась, сказала прислуге, что хочет пойти погулять и идет на встречу с Федором Кузьмичем. Серое пальто, перчатки, красное платье, выгодно подчеркивающее ее женственную фигуру, — таким Чеботаревскую видели в последний раз. Она подошла к дому сестры Ольги Черносвитовой, но не успела: бросилась в холодную реку Ждановку с плотины Тучкова моста.

– Бред какой то! Федор Кузьмич рассердился. Она не могла утопиться! Ее вытащил какой-то матрос, она очнулась и просто куда-то спряталась. Визы получили, надо в Ревель ехать, ну зачем, скажем, ей топиться?

Полгода Сологуб ждал возвращения жены, а потом ему приснился странный сон: Настенька подарила ему обручальное кольцо. Мистик Сологуб, автор романа «Дурные сны», был уверен, что через сны мы получаем информацию. Поэтому он не удивился, когда через несколько дней почти напротив дома, где он жил, открытая река выбросила на лед тело утонувшей женщины. Это была его Анастасия.

Сологуб попрощался с покойной, снял с ее руки обручальное кольцо и как будто стал еще более странным и замкнутым.

Русский философ и писатель Василий Розанов сравнивал Сологуба с большой рыбой – молчаливой и белесой. Зинаида Гиппиус отмечала: «В лице, в глазах с тяжелыми веками, во всей мешковатой фигуре — спокойствие и неподвижность».

Резкий в своих оценках и высказываниях, раздражительный, медлительный, очень трогательный – Федор Сологуб был полной противоположностью своей темноволосой, яркой и очень подвижной жене.

Анастасию Николаевну Чеботаревскую, писательницу, переводчицу и просто гениальную женщину, современники называли «красивой кошкой» и «литературной гетеро». Но кукольная внешность скрывала страшную тайну – наследственное психическое заболевание.

Анастасия Николаевна родилась 7 января 1877 года в Курске, шестым ребенком в семье юриста. Вскоре семья переехала в Москву. Когда Настеньке было три года, ее мать, черноглазая красавица из княжеского рода Агей-Швили, покончила жизнь самоубийством.

Отец женился повторно, на женщине с детьми. А детей от первого брака воспитывала в основном старшая дочь Александра.

“Впечатления детства самые печальные, до гимназии они были полностью на попечении немецких гувернанток, без всякого внешнего впечатления и в огромном количестве поглощенных без разбора книг (в 8 лет я читал “Что сделано?”, Захер-Мазох , Теккерей). Она жила исключительно фантазией: игры с братом и сестрой носили литературно-подражательный характер», — писала в своих воспоминаниях Анастасия Чеботаревская.

Романтичная, творческая, она рано начала писать стихи и влюбилась. После частной гимназии З. Перепелкина поступила на историко-филологическое отделение Московских педагогических курсов «Коллективные уроки». В начале 20 века вместе с сестрой Александрой два года училась в Париже и получила диплом Российской высшей школы общественных наук. Она вернулась из Парижа в 1905 году в Россию – в Санкт-Петербург: там были сосредоточены самые талантливые представители творческой богемы.

На момент встречи с Сологубом — Чеботаревской было тридцать лет, ему — сорок четыре, — она уже публиковала свои рассказы и рецензии в «Петербургском журнале для всех», газетах «Правда» и «Товарищ».

Сейчас Федора Сологуба нельзя назвать популярным поэтом и писателем, но 100 лет назад он считался одним из интереснейших литературных деятелей Серебряного века. Блок считал его лучшим поэтом и стилистом. Зинаида Гиппиус, опубликовавшая в 1917 году сборник «Восемьдесят восемь современных стихотворений», открывает сборник стихотворением Федора Кузьмича, которого она считала непревзойденным мастером.

Первая встреча молодой писательницы Чеботаревской и известного писателя Сологуба закончилась скандалом. Анастасия Николаевна обратилась к нему с просьбой дать краткую биографию для задуманного ею справочника «Краткие автобиографические данные русских писателей за последние 25 лет русской литературы». Но ошиблась: фамилию Сологуб написала с двумя «л». Он был ужасно обижен и зол на нее. Но потом неожиданно для себя он увлекся Анастасией Чеботаревской. Настолько, что женился на ней — и был очень счастлив в браке.

Многих современников она раздражала: бежала, как птица, защищать «своего Сологубо» от всего мира — хотя никто и не думал нападать на него. Самые талантливые, самые интересные персонажи Петербурга – поэты, художники, актеры – собрались в Зале Сологубов на Разъездной улице. Федор Кузьмич словно стал другим человеком: участвовал в костюмированных вечерах, с удовольствием принимал гостей. Чеботаревская умела находить интересных людей и, как сказали бы сейчас, продуцировать их: именно в шумном доме на Разъезжей проходили вечера новых, необычных и ярких поэтов: Сергея Есенина, Игоря Северянина, Анны Ахматовой.

Но главным «проектом» Чеботаревской был, конечно же, поэт и писатель Федор Кузьмич Сологуб. Она считала, что Сологуб входил в тройку лучших русских поэтов своего времени: двумя другими были Блок и Гумилев. А его роман «Маленький демон» считался исключительным, гениальным. Она была готова пойти на войну с любым, кто не разделял ее мнения.

С нескрываемой иронией Тэффи в книге воспоминаний «Моя летопись» пишет о том, как менялся суровый «Рыцарь смерти» Федор Кузьмич, как Чеботаревская позволяет буквально все — даже писать рассказы и издавать под подписью «Федор Сологуб».

Когда закончилась безмятежная жизнь, полная рифм? Супруги с энтузиазмом встретили Февральскую революцию. Обращения редакции “Великое провозглашение свободы, свободы и прав человека…”, “Проект закона об Учредительном собрании 1917 г. и гарантиях его верховенства”. «Салоны» продолжились, но теперь их главной темой стала революция.

Сологуб и его жена восприняли Октябрьскую революцию как катастрофу. Теперь они жили не в роскошной квартире с позолоченной мебелью, а на 10-й линии Васильевского острова, в маленькой холодной комнате.

«Паек, дрова, стояние в селедочных проходах… Ему, видимо, все это давалось труднее, чем кому-либо другому. Действительно, было время, когда мы, писатели, ученые, все стали лекторами, а паек заменил валюту. Сологуб не читал лекций, жил продажей вещей», — вспоминал публицист и литературовед Лев Клейнборт.

Холодный, голодный революционный Петроград совсем не был похож на тот великолепный Петербург, где когда-то проходили поэтические вечера и маскарады.

Анастасия Чеботаревская в статье «Стрельба в Амику» сокрушалась, что произошел раскол между интеллигенцией; открыто обвинял Ленина и Троцкого в «политическом шарлатанстве». Неудивительно, что Сологубо вскоре стали «никуда не нужны». Они мечтали об эмиграции – но им не разрешили покинуть страну. И без того неокрепшая психика Чеботаревской была подорвана. Во всем она видела страшные предзнаменования и дурные предзнаменования.

В 1921 году Александр Блок умер, а Николай Гумилев вскоре был расстрелян. Это знак: если два человека умрут, то будет и третий. Анастасия Николаевна верила в приметы и, более того, была убеждена, что ее возлюбленный Федор Кузьмич непременно станет «третьим погибшим».

В конвульсиях черной депрессии она решила принять удар на себя – стать той самой третьей жертвой. Хотя визы для выезда в Эстонию уже были получены и до отъезда оставалось чуть больше недели, несчастье завело Анастасию Николаевну Чеботаревскую на Тучков мост.

Сологуб полгода не верил в ее смерть. А позже – написал цикл стихов под названием «Анастасия».

Налей в стакан что хочешь
Я выпью любое вино.

Ты мне ничего не пророчествуешь.
Все кончено, все улажено.

А ты что, моя Россия?
А что насчет твоих снов?
Куда пропала Анастасия?
Ты и там разбился.

Всеволод Иванов в своих воспоминаниях рассказывает, что Сологуб начал покупать книги по математике. На вопрос, зачем ему, писателю, вдруг понадобилась математика, Федор Кузьмич спокойно ответил, что занимается какими-то вычислениями.

«Вы занимаетесь математикой?

«Я хотел узнать, существует ли загробная жизнь.

– С дифференциалами?

Сологуб каменно улыбнулся.

– Да. И проверил. Загробный мир существует, и я снова встречусь с Анастасией Николаевной…»

Он больше не хотел никуда уезжать из России. Он писал, шел один по Неве. Думая о чем-то. Малим пережил свою Малимочку на шесть лет.

В последние годы жизни он даже нашел новую любовь – поэтессу Елену Данко. Но главной женщиной в его жизни осталась Анастасия Чеботаревская – наверное, он с ней встречался. Ведь математика — точная наука, она не обманывает.

#которая #была #женой #Федора #Сологуба

Читать, как было на самом деле:

https://moskvichi.net/


Понравилось? Не забудьте расшарить!

67
67 понравилось

0 Комментариев

Ваш адрес email не будет опубликован.

Главная

Радио

00:00:00

КАРТА МОСКВИЧА

Недавно были

Icon
Send this to a friend